МИХАИЛ БУЯНОВ

 КТО ГДЕ

Буянов М.И. КТО ГДЕ. М.: Издательство Российского общества медиков-литераторов, 2011, с. 220

        О месте человека в жизни и истории, о соревнованиях, честолюбии, угасании эмоций и о многом другом. На фоне поездок по Израилю, Новой Гвинее и другим местам.

© Михаил Иванович Буянов, 2011

Набор Ю.В. Цветковой

_____________________________________________________________

 Сдано в набор 31.07.2011 г. Подписано в печать 07.09.2011 г.

Формат 62х84  1/16. Бумага офсетная.

Гарнитура Таймс. Учетно-издат. Листов 13,75 + 1,0 илл.

Тираж 100 экз. Заказ 26

_____________________________________________________________

 Издательство Российского общества медиков-литераторов

109280, Москва, Второй Автозаводский проезд, дом 4/5, Медцентр

телефоны 8-495-675-45-67, 8-499-158-13-28

 http://www.m-buyanov.ru/

e-mail: sofja77@rambler.ru

_____________________________________________________________

 Книга отпечатана в ООО ИПК «Формат».

Москва, Ленинградское шоссе, дом 18

 

ВПЕРЕДИ И СЗАДИ

            Всё люди без конца соревнуются то в одном, то в другом, то в третьем. Соревнуются все - мужчины и женщины, умные и глупые, дети и взрослые, приличные люди и жулики, капиталисты и трудящиеся. Соревнуются в большом и малом, великом и ерунде, подлости и благородстве, но соревнуются постоянно - это заложено в человеческой природе. У наших предшественников по эволюции соревнование тоже встречается, но только в специфической сфере: когда надо увлечь самку на спаривание. Тут самцы из кожи вон лезут, чтобы ей понравиться. Совокупились, зачали - и разошлись, чтобы больше об этом не вспоминать. До следующего раза.

            Самки чем выше по эволюции, тем реже беременеют и рожают. Иногда вообще максимум 4-5 раз за всю жизнь. Просто так жить половой жизнью ради удовольствия у них не принято, все эти тонкие переживания им недоступны.

            У людей же все иначе: спариваются в основном ради удовольствия, а рождение детеныша это на десятом месте. Соревнуются, кто больше самцов привлечет, кому больше понравятся. Соревнуются и во всем остальном.

            Ну а существуют ли такие люди, которые вообще не соревнуются или соревнуются вполсилы? Да сколько угодно: самые тяжелые примерно каждый десятый, почти все они лечатся у психиатра. Когда же патология владеет массами, она уже не считается ненормальностью, рассматривается как социально-психологическая особенность целого народа или его части.

            Орангутаны, как и шимпанзе и горные гориллы, наиболее близки нам, во многом почти как люди, но все равно не люди. Они вегетарианцы, едят много растительной пищи, которую еще надо добыть. Протеинов в ней очень мало, потому и мозг у них мал. Хотя в общем они одинаково близки нам, но есть и много различий. Например, шимпанзе могут драться до крови, порой убивают друг друга. Орангутанам  такое  не свойственно, эти  из-за самок и пищи пихаются, кричат, строят страшные рожи, могут даже поцарапать, но ни в коем случае не убивают. Макаки - уж на что дуры, но умеют плавать, а бесхвостые приматы нет. Орангутан, конечно, может перейти ручеек, но научить плавать никому их еще не удалось. Хотя всё это проще простого.

            Орангутаны живут лишь на Суматре и Борнео. Рядом много островов с таким же климатом и растительностью. Казалось, переселите их и заживут припеваючи. Пробовали, но ничего не получилось: не приживаются в новом месте, хотя новое от старого ничем вроде бы не отличается.

            Короче говоря, нет у обезьян, даже высших приматов, творчества, не перенимают они новое, не стремятся улучшить свою жизнь. Потому и остаются обезьянами и не становятся всё больше похожими на людей. И все оттого, что нет у них соревновательных потребностей, нет удовольствия от получения званий (на языке физиологов это называется гностической эмоцией), нет стремления стать выше, лучше, опережать других. Соревнование есть только в захватывании самок и пищи, а во всем остальном хоть трава не расти. Им наплевать, что остается позади, идти впереди им не хочется, они даже не понимают, что это такое. А где нет честолюбия, там нет цивилизации, ибо вся она основана на жажде быть первым, открыть что-то новое, показать, кто в доме хозяин, и поддерживать у окружающих уважение к своим способностям и своей силе.

            Выходит, моя книга о честолюбии, о жажде власти, о том, кто может быть первым, а кто обречен плестись в хвосте?

            Стремиться к первенству - норма. Только степень ее разная. И проявляется неодинаково. У умственно-отсталых, включая олигофренов, по этой части туго. Ни один олигофрен, даже дебил, ничего не достигал в жизни - только если в кинофильмах да романах, сочиненных профессиональными развлекателями. При детской шизофрении, включая ранний детский аутизм (РДА), дела обстоят примерно также, но тут нарушены иные механизмы. При олигофрении страдает абстрактно-логическое мышление, из-за слабости ума такие лица неспособны рваться вперед, ума не хватает. При РДА и схожих расстройствах ума может быть много, но нет эмоций, нет воли, нет желаний, а это все чувства, без которых честолюбия быть не может, ведь честолюбие это тоже эмоция. Аутист не желает идти вперед, ему на все наплевать, нет у него мотора, заставляющего быть впереди всех и вести за собой.  Потому из маленьких шизофреников никогда не формировались будущие спортсмены, политики, полководцы, врачи, да и многие другие. Им все равно кто где, хоть сзади всех. Ну а коли нет эмоций, то нет и любви, патриотизма, дружбы, отзывчивости, сопричастности. Нет и дурного: национализма, бандитизма, жульничества, это ведь овощи, им чуждо человеческое, хотя формально такой может знать много. Только творчества никакого не было, нет и не будет. Родители таких пациентов не должны тешить себя иллюзиями, что их больные дети чего-то достигнут в жизни. Ничего не достигнут. Пока родители живы и хотят их содержать, они будут дома. Умрут родители или разонравится им губить свою жизнь на содержание инвалидов, уйдут больные, в основном уже выросшие, в дома призрения. А куда ж еще? Если кто-то со мной не согласен, то возьмите на воспитание этих лиц и возитесь, пока не осточертеет. А коли неспособны на такое, то не кричите против психиатров, не приписывайте нам все существующие в природе грехи.

            Человечество шагнуло далеко вперед, потому что жило творчеством, хотело быть впереди, а не сзади. Те, кто обречен быть сзади, они там и остаются, по ним незачем равняться, надо ориентироваться на тех, кто впереди, а не на тех, кто неспособен идти вперед. Кто неспособен, тот придумает уйму причин, чтобы оправдать свою неподвижность. Обломов уж что только не придумывал, чтобы возвести свою чудовищную лень в философию. Как бы он себя не оправдывал и как бы на эту удочку не попадались некоторое отечественные мыслители, возводившие безделье в культ и в символ русского национального характера, Россия все равно не шла по пути Обломова. Пусть шла неуверенно, медленно, зигзагами, застоями, но все равно шла вперед. Идти ведь надо только вперед, назад это не шаг, а откат. Как после 1991-го, когда Россия откатилась чуть ли не до допетровских времен. Откатилась по собственной воле, потому и не вызывает ни жалости, ни стремления помочь ей. Может, ей и суждено плестись в хвосте пока не появятся новые Петры, Екатерины, Ленины-Сталины? Может, обречена гордиться своей неподвижностью, рождающую самодовольство, спесь, презрение к работящим? Чем больше нежелания учиться у других, тем больше застоя, тем больше разрухи в головах и вокруг. России такое понравилось, пусть и разбирается с собой, сама выкарабкивается из пропасти, в которую сознательно угодила.

            Чтобы оценить реальность, надо ее без  конца сравнивать. Мне в этом проще: много езжу по белу свету, вижу больше других, к тому же путешествую и как врач, и как журналист, и как этнограф, и как член делегаций, как вольный человек, как лектор, как детский психиатр, приглашаемый в разные страны консультировать и лечить пациентов.

            Место человека в мире определяется многими факторами, в том числе и выносливостью. Если ты слаб, истощаем, быстро выдыхаешься, тебе не угнаться за шустрыми и бодрыми. Ты, стало быть, обречен оставаться сзади или искать такую нишу, которая поможет укрыться от бурь и построить подходящее существование. Ну а если не можешь, то смирись с судьбой, отталкивайся от реальности, живи как получится, но все равно стремясь быть лучше других, не стоять на месте, не самодовольничать, не относиться свысока к другим. Пусть они хуже тебя, но ты должен прежде
всего думать о себе, себя развивать, себя двигать вперед, себя наполнять знаниями и умениями, а не равняться на стоящих или опустившихся.

            Конечно, надо жалеть тех, на кого посыпались удары судьбы, особенно незаслуженно, но равняться на них негоже, надо идти вперед, а не останавливаться рядом с неспособными идти.

            Социальная и психологическая выносливость, сопротивляемость неблагоприятным воздействиям различна; она, как и все в этом мире, зависит от возраста, жизненного опыта, терпения, уверенности, самостоятельности и т.д. К сожалению, первыми, кто падают под напором обстоятельств, оказываются наши пациенты. Но не только, конечно.

            Матери 40 лет, с детства инвалид по эпилепсии, слабоумна, может работать только на неквалифицированной, примитивной работе. Всегда много пила – как и ее родители, деды-бабки и все предыдущие предки.

            Мужу 52 года. Простой рабочий. Духовных потребностей никаких. Всегда много пил – как вообще и принято в его среде. Женился на нынешней своей жене, как сам объясняет, по пьяному делу: она хорошо пила, видел в ней лишь собутыльницу. Потом родился мальчик.

            С детства у него припадки, инвалид детства, был направлен во вспомогательную школу с диагнозом олигофрения в степени имбецильности. Ходил с пятое по десятое. Из-за частых припадков перевели на индивидуальное обучение: домой должен приходить педагог и учить. Приходил нечасто: противно было находиться в этом коровнике, да и родители не любили пускать посторонних. Вряд ли они стыдились грязи и неухоженности в квартире, совесть давно пропили. Просто не хотели, чтобы чужие знали об их житье-бытье: вдруг позарятся на их водку.

            Мальчиком занималась бабушка, но она умерла и теперь он никому не нужен. Раньше бабушка хоть стыдила родителей за грязь и безобразное отношение к сыну, ну а когда померла, то мальчик вообще никому уже не интересен.

            В 13 лет его случайно увидел сосед, перепугался, позвонил в милицию. Мальчик говорит очень плохо, во всех сферах ненаучен, слабо абстрактно–логическое мышление, оно почти на нуле. Ест что попало. Ходит грязный, вшивый. Соседи свыклись с таким положением дел – «в нашем городе почти все население так живет: пьют, с работы выгнали, за чистотой не следят».

            Что делать? Куда определить ребенка, да и надо ли? Место глубоко слабоумных только в доме инвалидов. Этому 13 лет, а ум у него пятилетнего, если не ниже. Родители не хотят отдавать сына: они получают за него пенсию, которую, естественно, пропивают. Иначе лишатся денег на пьянство. Где правят золото да первостепенные инстинкты, там не до высоких материй, там человек человеку хищный зверь, сожрет, отберет последнее, споит, выгонит на улицу. Это же капитализм. Весь народ буржуи опустят на дно, лишь бы побольше загробастать денег.

            В Тель-Авиве познакомился с двумя немолодыми сибирячками. Она работают где-то на административных должностях, не исключено, что какими-то шишками. Когда узнали, что я психиатр, стали жаловаться на сумасшедших, заполонивших их город.

- Один ненормальный решил, что на каждый месяц у него должен быть отдельный паспорт, т.е. хотел одновременно иметь двенадцать паспортов.

- А разве такое возможно?

- В России бескрайняя свобода. Что хочешь, то и разрешено. Хоть сто паспортов. Все позволено. Можешь паспорт менять ежедневно.

- Раньше такого не было.

- Не было, конечно. А когда демократия нас захватила, вот и началось массовое сумасшествие. ЗАГСы переполнены помешанными, требующими, чтобы им поменяли паспорт. Послышал галлюцинаторные голоса – сразу давай новый паспорт.

            Придумывают себе такие вычурные имена, что хоть стой, хоть падай. А нам остается только идти навстречу этим уродам. Между прочим, почти все они состоят на учете у психиатра, большинство стационировались по много раз, однако хоть и психи, но паспорт им меняй.

- Раньше таких сразу в больницу, а сейчас патологией это не считают, угождают ненормальным. Несчастная Россия, до чего докатилась.

- Она еще и не до такого докатится, если царит вседозволенность. Один инвалид второй группы по  шизофрении объявил, что он  потомок доколумбова индейца с Канады. А коли так, то давай ему новый паспорт, имя же себе такое придумал, что оно не умещается в паспорте. Потребовал дать ему паспорт с продолжением, но вкладыши в титульный лист не предусмотрены, мы ему
и объяснили. Он как завопит: вы меня изводите, выполняете приказы американцев, вы враги народа, подкараулю – убью, а еще лучше искалечу. А в больницу отправите, детей ваших укокошу. Что делать?

- В тюрьму.

- Без суда нельзя и без прочих бюрократических заморочек, коих пруд - пруди: демократии без обилия чиновников не бывает и каждый должен показать, что он исполняет очень важную работу.

- Ну а принудлечение?

- Так еще надо признать опасным и нуждающимся в изоляции. В общем, плоха ваша психиатрия.

- Вы такое никогда не говорите. Это же чиновники принимали «Закон о психиатрической помощи» начала 1990-х годов, подрубивший на корню психиатрию. Это либералы кричали на всех углах, что психиатрия репрессивна, ее надо реформировать, лишить возможности изолировать людей. Говорили не о помешанных, а обо всех. Но ведь никто всех и не стационировал, только душевнобольных.

            А кто поливал психиатров, кто смешивал их с грязью, кто приписывал нам всевозможные грехи? Сами психиатры что-ли – как гоголевская унтер-офицерская вдова?

- У вас, конечно, обид на нынешнее государство много, ошибки 1990-х надо исправлять, но пока до этого дойдет, нелепости либерального законодательства доведут наш народ до белого каления. Ходоки по ЗАГСам еще более или менее безобидны, а вот изобретатели, реформаторы, пророки, коих развелось у нас много, вот кто особенно изводит. Причудится ему какая-то чепуха, сразу на ноги подымет полгорода. Как что, так регистрирует патент.

- Зачем же патентные организации дают их налево и направо?

- Им проще дать, чем отказывать. Откажешь – по судам затаскают, всю душу вывернут. А потом у нас же демократия, каждый имеет право на самовыражение. В том числе и помешанные.

            Эти создают свои секты. Вернее, основывают, ибо долгоруководить ими не могут: болезнь мешает, ни с кем не уживаются, за них командуют подставные лица. Один основал  секту, члены которой обязаны не мыться, дабы не смывать с себя природные вещества. Ходят грязные, несет от них как от помойки, в горисполкоме требуют, чтобы их зарегистрировали, потом хотят принять участие в выборах – своих кандидатов будут выдвигать. От немытых. В общем, чудит наша публика так, что не соскучишься.

- Наша-то наша, но в основном ваша: к нам они не обращаются, изображают из себя примерных граждан, государство их опекает, ругает психиатров за то, что мы считаем их ненормальными. Эти – дети вашей демократии, вашего либерализма, мы тут жертвы, нас лишают работы, стараются ликвидировать нашу профессию. В общем, мы к этому касательства не имеем, мы страдающая сторона – как и вся Россия, стонущая под игом либеральных нелепостей. Либералы забывают, где живут: Россия отстала от Европы на несколько столетий, ее народ незрел, по-детски эмоционален, импульсивен, нуждается в пригляде. Чтобы повзрослеть, ему много десятилетий понадобится. Дать всем свободу – это обречь его на вопиющее неравенство, унижения и социальный гнет. Умные разбегутся, глупые останутся и по-прежнему Россия будет сумасшедшим домом.

            Вот главные персонаж «Идиота» приехал в Петербург, покрутился и быстро сошел с катушек: ненормальная у нас жизнь любого доведет, а уж слабоумного эпилептика Мышкина тем более. Жил бы в своей Швейцарии, лечился, рассуждал о величии России, так нет – понесло его к нам, чтобы быстро декомпенсироваться и полубезумным, а если точнее, то совсем ненормальным вернуться в ту же Швейцарию: в России его никто б не лечил, больным даже не считали. Очень символично, что ненавистник Запада Достоевский вернул князя Мышкина в Европу- только там спасение, а не здесь, несмотря на душеспасительные разговоры в петербургских салонах. В России все слова да слова, дел мало. И почти все из них мерзкие.

- Тут в Израиле все подчинено здравому смыслу.

- Не скажите. Своих предателей лелеют, террористов милуют, врагов государства щадят, часть из них даже в парламенте заседает. Идейными вдохновителями антиизраильских действий
выступают сами евреи, в том числе и живущие в Израиле. Тоже сумасшедший дом. На почве демократии. Немного не такой, как у нас, но тоже подлый.

            Демократия равнодушна к нравственности, ей наплевать, как добываешь деньги. Главное, чтобы они у тебя были. А коли так, то разгул преступности, жульничества, проституции.

- В Израиле этого, конечно, поменьше.

- А арабы?

- Ну этих не исправишь. Их надо высылать из страны, пусть в других местах бунтуют, среди своих, а не среди евреев.

            Долго говорили. О разном. Начали, как всегда, с психиатрии, а перешли к другим темам. Потом уже говорили обо всем. А тут и пришла пора расставаться.

            В общем, книга моя о жизни, обо всем, о том, что занимает любознательного человека. И, разумеется, она о психиатрии – куда же мне от нее.

 

СТРАНСТВИЯ ПО ЖИЗНИ

            Самый правильный способ узнать о прошлом, настоящем и, возможно, будущем страны это проездиться по ней. Правда, есть страны, которые пребывают на разных этажах цивилизации и многое узнать не удастся – во всяком случае полностью. Вот, скажем, Израиль. Тут на каждом шагу напоминание о том, что было когда-то очень давно: в эпоху Ветхого Завета, т.е. 5-6 тыс. лет назад и в период Нового Завета, т.е. примерно две тысячи лет назад. Что было между, почти ничего не известно, либо ведомо отрывочно, фрагментарно, да и не ясно, где легенды, а где безусловные факты.

            Потом наступает провал в полторы тысячи лет, когда о жизни этого народа известно еще меньше, но с конца XIX столетия история народа оживает, превращаясь в насыщенное событиями и размышлениями настоящее. Особенно многое известно, начиная с14 мая 1948 года, когда после многовекового рассеяния по планете евреи воссоздали свое государство, хотя в существенно меньших границах.

            А вот в индонезийской Новой Гвинее (Ирджайя или Папуа) прошлое и настоящее едино, тут мало что меняется: как было две или три тысячи лет назад, так и сейчас одно сплошное настоящее.

            У США прошлого почти нет: государство молодое, что было до его основания в 1776-ом, мало известно, да никому неинтересно. США это вечное настоящее, которое для других народов является будущим. Что в США сейчас, то у европейцев станет потом. Не говоря о России.

            Изучая эти три страны, ты видишь и прошлое человечества, и настоящее, и будущее, видишь весь длинник нашего существования, нашей истории….

- Это все решайте с властями. Если те поступят несправедливо, боритесь с этим, но лучше держитесь от властей подальше: они все равно вас обдурят, обыграют, выставят в неподобающем свете, опыта у них много, обманывать, воровать, отнимать - это ведь их профессия.

            У каждого свое место: сегодня одно – завтра другое, ведь ничто не стоит на месте. Главное, чтобы жил достойно, себя не ставя в неловкое и уж тем более  в унизительное положение, тогда будет обеспечено хорошее место.

            Жизнь так устроена, что кроме стратегии, существует тактика, а она без здравомыслия невозможна. Каждый обязан учитывать, где живет, с кем общается, кто его окружает.

            С молодых лет я во многом держал язык за зубами. Мало кто, например, знал, что я беспартийный и что отец мой был изгнан КПСС по политическим делам. С этим я не лез на рожон, потому не раздражал членов КПСС и они за то ко мне не цеплялись.

            Сейчас, когда я независим, могу говорить все, но тем не менее и сейчас не говорю все, хотя то, что говорю, сущая правда, ничего, кроме правды.

 

МАСАДА БОЛЬШЕ НЕ ПАДЕТ!

            Когда мне заказывали билет в Тель-Авив, то просили только на израильскую авиа-компанию: там лучше, чем в российских. И впрямь: все было на самом высоком уровне. Главное - без криков, хамства и мата.

            Летели в основном на лечение, изредка попадались паломники и еще реже в монашеских одеяниях. Было много детей: те плакали, чего-то требовали, одна просила позвать врача, капризничали - дети есть дети. К тому же большинство больные. Много было стариков, кто-то без глаза, кто-то с переломанной рукой или ногой. В общем, точно, такую же роль, которую исполняет для Западного полушария Куба, в которую отовсюду едут лечиться и учиться, в нашем полушарии исполняет Израиль. Выгнали наши антисемиты евреев, отправились те делиться своими знаниями
с Израилем, вот и потянулись вслед за ними и пациенты. Места уехавших заняли не русские с украинцами, а армяне с грузинами. Лучше здравоохранению не стало, но зато стали ценить уехавших и тем самым стала выбиваться почва из под традиционного для России юдофобства, наш народ, кажется, стал умнеть и взрослеть. И проклинать свою интеллигенцию, внушавшую ему, что евреи заняли все места, не дают русским продвинуться, продают, мол, Россию. Кто б указал адресок того, кто готов купить эту несуразную страну. Израиль - малюсенькое государство, а кормит пол-России овощами. Какой тут порядок, какая производительность труда, какие дороги  выстроили евреи, какие города! Все рукотворное, все сделано этим великим народом.

            Создавали нынешний Израиль энтузиасты-сионисты, все они были социалистами. Киббуцы это наши колхозы, только где наши, а где эти? Киббуцники         построили отличные хозяйства, а у нас все рухнуло. Не теория неверна, а ее претворители разные. Общая дисциплинированность, организованность, целеустремленность у израильтян, ложившихся спать с винтовкой, чтобы отгонять арабских бандитов, была на много порядков выше, чем у нас - таких высокодуховных.

            Первые идеалисты-сионисты приезжали не на какую-нибудь землю, а на особую. Во-первых, она была куплена для них, ее никто не завоевывал и не отбирал. Бароны Эдмон де Ротшильд и Морис де Гирш давали деньги на покупку, турки продавали им самую плохую, но по цене самой лучшей. Обдирали евреев как могли. А купленная земля это болота, камень, пустыня. Евреи все это переделали и земля стала давать куда больше, чем у арабов. Ну а тем завидно, самолюбие ущемлено, вот и устраивали погромы, поджигали киббуцы, убивали крестьян, издевались над их детьми. Пришлось создавать отряды самообороны, а это ой как не нравилось антисионистам, особенно среди заокеанских евреев.

            Два еврея - три мнения. Евреи США свысока относятся к европейским евреям. Поучают. Призывают ликвидировать Израиль. Эта зараза охватила университетские круги - не простых людей. Подобные власовцы задают тон за океаном. Когда президентом избрали Барака Хуссейна Обаму, почти все советники у него евреи, один даже правнук Л.Д. Троцкого, заокеанские евреи пошли в атаку, требуя от своего президента ужесточить политику по отношению к Израилю, создать палестинское государство, отобрать у Израиля его исторические земли. Ну разве это не сволочи?

             Все, что хорошего есть в Израиле, сделали евреи, арабы - никогда. Если рождается израильтянин, обязательно сажается дерево. Все деревья, которыми переполнена страна, посажены евреями. Это их страна, они всячески стремятся ее обиходить, они здесь навсегда и эту землю, выстраданную двухтысячелетними блужданиями и страданиями, никогда не отдадут. Даже если в их рядах временно будет расти количество власовцев.

            Обо всем этом я думал, побывав в Масаде - это слово пишется с одним с, а нередко и с двумя.

            Я выехал из Натании в шесть утра и только к полдню добрался до Масады. Она в самом нижнем углу Мертвого моря, рядом с иорданским Содомом, в котором бывал несколько лет назад. Крепость построил Ирод Великий между 37 и 31 годами до новой эры. И до этого времени на этом месте уже были укрепления, но только Ирод превратил их в замечательную крепость. Здесь он и сам провел много месяцев.

            В 66-73 годах уже новой эры в Иудее вспыхнуло очередное восстание - евреи не желали находиться под владычеством Рима. Гордый народ, стойкий, с громадным чувством собственного достоинства. Когда изучаешь психологию евреев тех времен да и последующих, начинаешь четко понимать отчего им так немил был Христос и вообще христианство. Евреи активны, энергичны, предприимчивы, а христианство рассчитано на слабаков, неудачников, необразованных, доверчивых, примитивных; тех, кому что-нибудь  полегче, попроще, без усилий, без упрямой работы рассудка. В общем, для маргиналов, для дна, для тех, кто далек от вершин и не хочет карабкаться вверх. О свободе, чести, гордости христиане и помышлять не могли: им такое непонятно. Потому они не участвовали в борьбе своего народа против римлян, кто-то был обычным власовцем, большинство же просто трусами и юродивыми.

            И в Иудейской войне 66-73 годов христиане не участвовали, попрятались, призывали любить своих врагов и подставлять левую щеку, ежели тебя огрели по правой. Евреи  и смотрели на них как на ненормальных или как на предателей.

            В самом начале Иудейской войны Менахим Галилеянин захватил Масаду. После его смерти Елиазар Бен Яир, племянник Менахима, возглавил крепостной гарнизон. В   72-ом она осталась единственным очагом сопротивления в Иудее.

            Силами Десятого легиона под командованием Флавия Сильвы римляне насыпали вал, пробили стены и вот-вот должны были взять крепость.

            Масада так здорово устроена, что в ней был громадный запас воды и пищи. Взять крепость было трудно. Обычно такие укрепления захватывают с помощью предателей, указывающих тайные тропы. Но среди евреев таких не было. Римляне могли взять Масаду только честным путем, без изменников: они знали, что среди евреев таких не будет.

            Когда стало ясно, что завтра-послезавтра Масада падет, Елиазар бен Яир собрал глав семейств и сказал им, что евреям негоже идти в рабство, не для того существует такой народ. Он предложил показать римлянам свою гордость и покончить с собой. Однако их религия запрещает самоубийство. Потому всегда среди евреев самоу6ийств было поменьше, чем у христиан, а уж коли еврей покончил с собой, то попал в безвыходное положение или явно ненормальный.

            В Масаде произошло формально не самоубийство, а убийство. В одной из комнат (она теперь называется Зал выбора или Зал судьбы) собрались мужчины и было решено, что специально выбранные десять стойких мужчин убьют всех. Тут мнения ученых расходятся: или каждый глава семьи должен был сам отрезать головы своей жене и детям, а потом его самого должны были убить кто-то из этих десяти, либо все от начала до конца делали эти десять.

            Как бы там ни было, всем отрезали головы. Тогда эти десять мужчин поубивали друг друга, а последний из оставшихся в живых поджег крепость. И сам погиб – он был героем, а не жалким самоубийцей. Когда римляне ворвались, они обнаружили 960 трупов, горы пищи и полные бассейны воды. Значит, евреи погибли не от голода или жажды, а от мужества и гордости.

В живых случайно осталось две женщины и пять детей, ни о чем не подозревавшие. То есть всего в крепости было 967 человек.

            Потом в Масаде находился римский гарнизон, а затем много веков туда никто не приходил. Лишь в 1838-ом бывшую крепость обнаружили, вскоре приехали ученые, последние масштабные раскопки прошли в 1963-65 годах, обнаружили 25 скелетов мужчин, женщин и детей, их торжественно похоронили с воинскими почестями на Холме Почета в Масаде.

            В 1971-ом к Масаде провели канатную дорогу, по которой и я поднимался. Там есть и узенькая тропинка, которую зовут Змеиной тропой, по ней можно подняться и спуститься пешком, но это очень утомительно и долго.

            Евреи и раньше поднимались на Масаду и клялись там беречь свою Родину, но после победы 1967 года бронетанковые войска, первыми ворвавшиеся на Голанские высоты, завели традицию: новобранцы совершают 60-километровый марш-бросок, подымаются в крепость и там дают клятву: Масада больше не падет!

            Я обошел крепость вдоль и поперек, все производило громадное впечатление, особенно остатки Зала судьбы. Естественно, что больше всего меня потрясла не крепость, а гибель 960 человек - этот массовый героизм поражает. У нас был Сталинград, у евреев Масада, а у других народов что?

            Самыми отважными среди евреев были зелоты (буквально «ревнители») - это были отчаянные революционеры, все делавшие, чтобы освободить Родину от римлян. Среди них выделились сикарии («убийцы»), те ходили с ножами и резали римлян. Конечно, среди таких смелых людей не могло быть христиан: удел тех что-то бормотать насчет всеобщей любви и смиряться с любым угнетением.

            В одном маленьком городке на Волыне в 1899-ом родился Ицхак Ламдан. Он прожил всего 55 лет и скончался в Тель-Авиве. В 1927-ом написал поэму «Масада», полную горьких размышлении о судьбе своего народа. В поэме рефреном звучит «Масада больше не падет!» В те годы в это мало кто верил, но сейчас, в 2011-ом, мало кто не верит этим словам.

            Ламдан служил в Красной Армии, потом вернулся в Польшу, в 1920-ом переселился в Эрец Исраэль, работал в киббуцах - в общем, поучаствовал во всем и понял, что нигде, кроме Израиля, евреи не найдут свое место; где бы не жили евреи, везде они чужды местным, которые требуют от них в лучшем случае раствориться в них. Этого делать ни в коем случае нельзя.

            Точно также думали и сестры Лазарус – Эмма (1849-1887) и Жозефина (1846-1933). Больше всего прославилась Эмма - пять строк из ее сонета «Новый колосс» высечены на статуе Свободы.

            Чтобы сохранить свою индивидуальность, самоуважение, национальность, надо знать, что Масада больше не падет. После провозглашения Израиля она ни разу не пала, навсегда осталась символом гордости, национального достоинства и мужества евреев.

            Но Масада не только символ величия еврейского народа. Она и символ всего лучшего, что есть в человечестве, соединяющая его прошлое с будущим, подчеркивающая мужественную непрерывность человеческой истории. Много было в прошлом – а в настоящем? – жестокостей, подлостей, жульничества, предательства – это от нашего животного происхождения. Но была Масада  - от нашей человеческой сущности, основанной на чувстве достоинства, на стойкости и отваге. Масада это олицетворение человеческого в человеке. С древнейших времен. И тут народ первой Книги показал всем пример. Когда и другие присоединятся к нему в этом? Пока что они завидуют и злобствуют, но хочется надеяться, что когда-то дорастут до его высот. Не деньгами, не территорией, не хитростями, а героическим духом, которым я так яростно и открыто
восхищаюсь.

            Евреи не допустят, чтобы Масада еще раз пала, но мы – остальное человечество – должны все сделать, чтобы не пала человечность, чтоб не погибло человечество, чтоб не рухнуло самоуважение к себе и к людям, чтоб мы оставались людьми, а не взбесившимися зверьми, отнимающими друг у друга кусок хлеба. Сможем ли стать выше своей биологической судьбы? Если будем пытаться, то да. А пытаться сможем, если узнаем о себе правду – не художественную литературу, а то, что есть и что надо сделать, чтобы в душе каждого была своя Масада, чтобы каждый народ на Земле дорос до своей Масады.

            Кто где... У каждого свое место и люди все разные, ничто не стоит на месте, мы меняемся и наши места в этом мире тоже. Наполеон 1769, 1789 и 1809-го - разные люди и отношение к ним неодинаковое. Здоровые люди претерпевают большие перемены, больные тоже – уж мне-то, психиатру, об этом лучше судить. Короче говоря, ничто не стоит на месте. И ты, читатель, только начавший знакомиться с этой книгой, и тот, кто закончил ее, тоже станете разными: чем-то ты обогатишься из того, о чем я рассказывал, что-то подтолкнет тебя к новым мыслям, которых нет в этой книге, что-то заставит рассказать о том, что тебе кажется очень важным.

            Кто где... Разные люди и в разных местах.

            Но у каждого должна быть своя Масада. И она никогда не должна пасть.

            Религия это вера, т.е. эмоциональная реакция, не требующая доказательств, объяснений, фактов, свидетельств. А у кого больше эмоций, кто больше руководствуется эмоциями? Правильно, дети, подростки, молодые женщины, т.е. те, у кого позже формируется разум. Абстрактно-логическое мышление основано на логических процессах, а они в корне отрицают любой фольклор, одной из разновидностей которого является религия.

            В эпоху, когда якобы жил Христос, работали многие выдающиеся историки. Никто из них Христа не упоминал, а о христианстве говорили мимоходом, лаконично, как о чем-то незаслуживающем никакого внимания. У попов все средства хороши, потому много позже они стали фальсифицировать исторические источники, включая в них рассказы о Христе (как, например, в «Иудейскую войну»), и сочинять новые, выдавая их за старые. В общем, где религия, там всегда ложь, подтасовки, пренебрежение к фактам. Говорю, конечно, в первую очередь о христианстве, ибо ради него и приезжает основная масса в эти прекрасные края, измученные палестинским бандитизмом.

            Из-за так называемой политкорректности многие не хотят вслух признавать очевидные вещи, а именно, что 1) христианство это детская мифология, лишенная элементарных доказательств, а  2) арабский терроризм угрожает всему миру, даже США несмотря на заигрывания перед ним приведенного евреями к власти Барака Хуссейновича Обамы.

            События в Масаде и в Новом Завете происходили в одном и том же веке, но как они не схожи, они совершенно противоположны. Масада это реальность, христианство – выдумка.  Масада – взлет народного духа, христианство – падение. Масада – гордость евреев, христианство – наоборот, Масада – бросок вперед, христианство – неподвижность и безделие.

            Надо, чтобы в душе каждого из нас, независимо от национальности, страны, эпохи жила Масада, тогда человечество не погибнет, тогда оно будет на верном пути, в правильном месте, тогда ответит кто где должен быть, чтобы остаться человеком.

 

СОДЕРЖАНИЕ

ВПЕРЕДИ И СЗАДИ

3

СТРАНСТВИЯ ПО ЖИЗНИ

11

БАСУРМАНЕ И МЫ

19

ПУТИ-ДОРОГИ

26

ЭТО ВСЕ ЛЮДИ

32

ПО НЕЧУЖИМ СЛЕДАМ

39

КУДА ДЕНЕШЬСЯ

ОТ ПРАВДЫ

50

ПЕРЕПОЛНЕННОСТЬ СУДЕБ

58

СПАСИБО ОЛЬГЕ

66

ЕСЛИ ВЕРИТЕ В ЧУДЕСА, ТО ПОВЕРИТЕ И В ЭТО

74

МАЛЕНЬКАЯ СТРАНА С БОЛЬШИМ СЕРДЦЕМ

83

КРЕПИТЬ НАШ МИР

90

ЗМЕЮГА

99

О СЕКСЕ

106

ПРОТИВ ВОСПЕВАНИЯ УРОДСТВ

113

ФРЕЙД, КРОНФЕЛЬД, ЯСПЕРС

121

АРТИСТЫ, ПСИХИАТРЫ И СТАЛИН

129

ЕЩЕ О МЕДИКАХ-ЛИТЕРАТОРАХ

134

НЕУМИРАЮЩЕЕ МУЖЕСТВО

139

ОЖИДАЕМЫЕ НЕОЖИДАННОСТИ

144

КОНЕЧНО, Я ЭКСТРЕМИСТ

148

НАДО ДЕЛАТЬ, А НЕ ХНЫКАТЬ

154

БОЛЬ ЧУЖИХ ДУШ

159

С КЕМ Я?

171

БЫТИЕ И МЫШЛЕНИЕ

180

КАКОЙ РОССИИ НУЖЕН ДЮМА?

185

ЗНАТЬ И НЕ ЗНАТЬ

194

У КАЖДОГО СВОЕ МЕСТО

200

МАСАДА БОЛЬШЕ НЕ ПАДЕТ!

211