Мистика КГБ и психиатрия

.......вашингтонским властям, приписывая им всяческую чушь и любые недостатки, не задумываясь над доказательствами и обыкновенной логикой. И поражает попустительство обжорам.

      Не видел в США бродячих собак, нищих, полицейских, не слышал ругани и мата. Конечно, эти явления могут встречаться и тут, но мне на глаза они не попадались. Больше всего меня умиляют местные собаки - уж очень дружелюбные, они тянутся к людям, ждут похвалы и поглаживаний. Даже, кажется, улыбаются.

      Собак - как и всякую живность - тут любят и берегут. Не дай Бог, если кто-то демонстративно плохо относится к любым животным: по судам затаскают, а могут и в тюрьму упечь.

      Недавно один чудак решил, что коли в северной Японии живут обезьяны, привыкшие к снегу и холодам, то такое можно повторить и в Йеллоустонском парке. Он купил несколько пар гиббонов, а стоят они ого-го сколько, выпустил в лес и стал ждать, когда те примутся размножаться.

      Однако эти бессловесные твари не прижились в Скалистых горах, некоторые умерли. Но любитель-естествоиспытатель, решивший не ждать милости от природы, продолжил свой опыт. И вдруг о его затее узнали бездетные и безмужние бабоньки из какого-то общества по защите животных; они подняли такой страшный шум, едва не посадили чудика в тюрьму за издевательство над животными. Естествоиспытатель отделался тем, что на свои деньги отправил гиббонов обратно в Африку.

      В Калининграде было очень много бродячих собак - как и сейчас в Москве. Дети боялись их, сторонились, но некоторых брали к себе - мой отец всегда приводил их на подкормку; не помню, чтобы у нас в доме не было собак хотя бы несколько месяцев.

      Человеческие рывки всегда связаны с отрицанием прошлого либо с усовершенствованием настоящего. Самый активный рывок - революция. Но и она не решает все, потому возможны падения, застои, откаты, перерождение - обо всем этом я думал с юных лет.

      Всю первую половину XIX столетия передовая Россия мечтала о свободе, о равенстве, о братстве, с воодушевлением повторяя главные лозунги Великой Французской революции и заветы либералов: 1) не мешайте нашей предприимчивости и 2) разрешите иметь свои мнения, а не только те, что навязывают нам попы.

      Крах романовского деспотизма в Крымской войне привел к реформам Александра II и в первую очередь к отмене крепостного права в 1861 году. Казалось, вот и сбылась мечта, вот и воцарилась справедливость и свобода. Ан-нет: Россия оказалась брошенной в омут капитализма, к которому она так и не смогла привыкнуть, результатом чего  стала Великая Октябрьская революция.

      Капитализм резко ускорил развитие страны, но одновременно с этим вызвал ее моральную деградацию. Все низменное, что скопилось в людских душах, полезло наружу, страна стала задыхаться от пьянства, проституции, уголовшины, взаимных обманов, необязательств, жульничества. Все это породило великую литературу - в первую очередь Достоевского, Салтыкова-Щедрина и других писателей, с болью и отчаянием показывающих до какого ужасающего падения может дойти человек, у которого лишь один Бог - рубль.

      Действие рождает противодействие: капитализм неминуемо по-рождает революционеров, даже сей-час, когда на Западе этот строй все в большей степени приобретает человечье лицо. "Бесы" - это не толь-ко карикатурное отражение восприятия православным людом тогдашних революционеров, это еще и крик о помощи, неизвестно только к кому обращенный. В 1917 году бесы, коих так ненавидел Достоевский, победили. Вернее, не они, а их поумневшие, повзрослевшие, набравшиеся опыта дети и внуки. Потомки тех бесов все силы отдали, чтобы исправить Россию, направить народ вперед, приглушить естественный для него консерватизм.

      Но к 1991 году эти преобразователи России и всего мира сами выродились и все вернулось к тому, что было до них. Нынешняя Россия - это в нравственном (точнее, в безнравственном) отношении примерно тоже самое, что было после 1861 года. Но в отличие от эпохи Достоевского и Щедрина теперешняя капиталистическая Россия не породила и, наверное, не породит большую литературу, ведь если описывать то, о чем болит душа сейчас, то надо повторять Достоевского да Щедрина, а повторение - гибель для искусства.

      В свое время лозунги либералов были прекрасны и актуальны. Но капитализм довел их до карикатуры, превратив свободу мнений во вседозволенность, а стремление к предпринимательству в узаконенное вранье, воровство и грабеж. Сейчас нет слов более мерзких, отвратительных, чем либерализм, либерал.

      Мне повезло все это увидеть. Как бы я не страдал как гражданин, видя распад народной души и торжество негодяев, как ученый я радуюсь, что застал это - другие этого не видели, а я видел. Другое дело, что отразить это в своих книгах я смог не как художник (тут Достоевского не переплюнешь), а как публицист и особенно как психиатр.

      С юных лет меня занимал вопрос: почему люди, имея одинаковое количество рук, ног и прочих частей тела, имея одинаковую или почти одинаковую печень, сердце и т.д., живут по-разному, находясь на разных уровнях социального, психологического и экономического развития. Ведь старт у всех вроде бы одинаков, а темпы развития разные.

      В том-то и дело, что старт зависит от географии, климата, условий жизни. Чтобы полноценно развиваться, надо употреблять больше белков, а они есть главным образом в молоке и мясе. Вегетарианцам плохо, их душевное развитие всегда страдает из-за недостатка белков. Чтобы поесть побольше белков, антимясоедам приходится употреблять громадное  количество травы, бананов, всяких иных фруктов и овощей.

      Климат на земле менялся каждые 500-1000 лет. К примеру, 13 тыс лет назад он был влажным, мягким, хорошим. Потом чередовались периоды похолодания и потепления, чередовались везде, кроме нескольких мест, в частности, Новой Гвинее: там сейчас так, как было 13 тыс лет назад везде. И папуасы это те, кем мы были много веков назад. Когда я бродил среди них, словно находился среди своих далеких предков: смотрел на папуасов и видел своих прапрапрадедов и прапрапрабабушек. Это истоки человечества.

      Все остальные давно обогнали папуасов, почему? Да оттого, что жили на землях хоть с какими-то полезными ископаемыми, что рано перешли на мясоедство, что искали способы улучшить свою жизнь. У папуасов такого не было и нет, им все хочется получить задаром, не прилагая усилий. А коли нет стремления к лучшему, то корми не корми, а толку не будет.

      На Земле живет примерно 2 млн животных - кроме домашних. Мясо этих животных можно употреблять в пищу, а  из шкур делать  много полезного, но папуасы до этого не додумались и потому продолжают жить в каменном веке или живут в каменном веке потому, что ума не хватает из-за вынужденного или привычного вегетарианства. Их проблемы это не столько дефекты интеллекта, сколько слабость воли, энергии, любознательности, честолюбия, рождающих творчество. Последнее у них - на уровне высших приматов или чуть получше.

      Признавать существование различных уровней развития народов это не расизм. Это реальность, это  разные не одноуровневые цивилизации, ее разные этажи, это загадка для ученых, требующая быстрейшей разгадки. Если папуасы смогут догнать нас, то можно ожидать такого и от высших обезьян.

      Новые эпохи порождают новые проблемы. Ну кто бы, например, мог представить, что в XXI столетии мир примется неудержимо толстеть? Причем чем выше уровень развития страны, тем сильнее выражено это уродство - и у богатых, и у бедных. А у  папуасов такого нет. И в Йемене тоже.

      Все эти проблемы я изучаю, это мой мир, одни проблемы в одном возрасте, другие в другом, какие еще стану анализировать, если проживу хотя бы лет 5-10, не представляю, но мысль моя обязательно будет работать и еще до многого додумается.

      Папуасы же индонезийские какими были и 10, и 13 тыс лет назад, такими и остались и еще долго будут такими, ибо у них нет потребности в изучении нового, в преобразовании окружающего, в заглядывании в будущее.

      Первые люди принялись перемещаться из страны в страну и дошли до Новой Гвинеи, потом многие устремились дальше. Иными словами, американский континент заселился куда позже той же Новой Гвинеи, но каков уровень цивилизации в США и каков в Гвинее? Можно, конечно, сказать, что если бы не испанцы и прочие европейцы, колонизовавщие Америку, она осталась такой же дикой, как и Новая Гвинея, но это будет неправильно: пирамиды майя и Мачу Пикчу возникли задолго до прихода европейцев. Значит, была и здесь могучая цивилизация, стоящая на миллион голов выше гвинейской, которую-то и цивилизацией совестно назвать.

      В основном человечество состояло и будет состоять из людей непросвещенных, невежественных, внушаемых, склонных любить все примитивное, выдавая его за таинственное. Дуракам закон не писан, уверяет старая мудрость. Дураки обычно настойчивы, агрессивны, им мнится, что их дурацкие суждения и есть истина в последней инстанции.

      Раньше пациенты с синдромом псевдологии сидели по психиатрическим лечебницам и ждали своего часа. С началом горбачевщины-ельцинщины их выпустили и они принялись давать интервью журналистам, а те распространяли эту белиберду. Чем пышнее и ярче бред, тем охотнее журналисты его публиковали. Чуть ли не каждый пациент, а такое им положено, сообщал, как давал советы президентам да министрам, как его тайком к ним возили, причем в такой тайне, чтобы никто ничего не знал, хотя чем выше по должности человек, тем подробнее записываются его секретариатом все его встречи. Как и положено сумасшедшим, в их речах было все, что требует невежественная толпа, не было и не будет лишь неоспоримых фактов. Однако искать факты не каждый способен и не каждый над этим задумывается, потому и остается дураком, умных же, еще раз повторяю, очень мало. Вот и живет человечество в двух измерениях: одно для умных, другое для придурков. Задача просвещения перетащить как можно больше невежд в мир образованных и рассудительных. Пока эти усилия тщетны, но если мы прекратим наши попытки, то число дураков резко возрастет, а умных вообще не останется или им придется спрятаться подальше от слепой ярости поклонников астрологии, религии и прочих суеверий, ожесточенно воюющих друг с другом за души простаков и несчастных. В общем, судьба ученых трагична. Особенно в эпоху либерализма,  всячески поддерживающего любое невежество и уж тем более псевдознания и вообще незнания. Ложь и зло неизбежны, но дело в масштабах, сейчас они безграничны, ничем не сдерживаются, а уж о совести и говорить не приходится.

       Если бы люди занимались лишь тем, что происходит в реальности, им было бы скучно - может, даже очень. Для того, чтобы не скучали, а могли улыбаться, плакать, переживать, и возникло искусство как естественная потребность людей в разнообразии бытия и в развлечениях. Различия между искусством как частью культуры и реальностью, т.е. наукой, которая занимается лишь существующими явлениями, лучше всего  подтверждает сравнение  произведений Пушкина "Борис Годунов" и "Моцарт и Сальери" с научными исследованиями на эту же тему: ни один ученый никогда не подтверждал, да чаще всего и не рассматривал детские фантазии о том, что Годунов организовал убийство царевича Дмитрия, а Сальери отравил Моцарта. Весь этот бред отравления и убийства мог родиться в голове пусть и талантливой, но безответственной, сознательно навязывающей нам свои нелепые представления о реальности. Но по Пушкину историю знают миллионы, а книги ученых осваивают единицы. Потому население и заражено антинаучной фантастикой, выдаваемой народной мифологией за настоящую науку. Истинные сведения о жизни нужны единицам, фантазии о них миллионам, потому и существует два подхода: реалистический и мифологический, последний охватывает большую часть населения во все времена. Лишь просвещение может уменьшить антинаучные представления невежд  или просто внушаемых людей, но когда просвещение отменяется или пускается на волю волн, то народ быстро оказывается на дне.

      В своей жизни я много пережил, но одним из самых больших потрясений было проходившее на моих глазах падение недавно еще самого читающего в мире народа до уровня невежественного, суеверного, полного ненависти к науке. И это случилось с теми, чьи отцы и деды разгромили Гитлера и запустили Гагарина.

 

ОТКУДА  ВСЕ  ВЗЯЛОСЬ

      Говоря о Первой Мировой, никогда нельзя забывать, что она началась в конечном счете из-за России: если бы та не вступилась за сербов, то и войны не было, был бы в крайнем случае мелкий конфликт из-за убийства наследника австрийского престола, этим бы дело и завершилось.

      Правители демократической России, которые умом не больше, чем царь Николашка, постоянно рвутся воевать. Они периодически начинают истошно вопить насчет помощи братьям-сербам да болгарам; кстати, последние во всех мировых войнах были против России, хотя мы положили много жизней за освобождение Болгарии от турок.

       Считается, что русские больше всего на свете любят бедных, убогих, несчастных и прочих маленьких даже не людей, а людишек. Потому и вступились за сербов, которые им казались именно такими. Я бы не вступился - выходит, я не типичный русский. Лучше б мне вообще не быть русским в указанном смысле.

      Вспоминается один разговор:

- Какой послушный мальчик, его и не видно, сидит себе, не подавая о себе сигналов, с таким очень удобно и дома, и в школе.

- Чего ж тут хорошего?! Этот, о котором говорите, не зная его родителей и его биографии, всего-навсего маленький шизофреник, их сейчас называют аутистами. Они ведут растительный образ жизни.

- Почему растительный?

- У растений нет такого, что свойственно животным, особенно высшим: нет соревнования, любопытства, нет честолюбия. И обезьяны, и более низшие твари любят друг перед другом похвалиться, выделиться, утереть нос сопернику, у растений же такого нет.

- А почему говорят, что растения и даже камни все хорошо, понимают и даже запоминают?

- Кто такую чушь сказал, того и спрашивайте. Одушевлять камни или деревья (анимизм) это последнее дело, говорящее о глупости и тупости. Одушевление природы - пережиток далеких времен, самая примитивная стадия религии. Человечество  развивается от эмоций к разуму: эмоции непременно порождают суеверия, предрассудки, включая религию, а разум создает цивилизацию и чем больше развит, чем богаче и тоньше цивилизация.

      Вернемся к нашим шизофреникам. Их мир это пустота, убогость, ущербность, словно цунами пронеслось, шизофреников с богатым внутренним миром не бывает - вернее, они встречаются лишь в романах да кинофильмах. Их мир полон стереотипов, однообразия, шаблонов. Наш же мир сложен, разнолик, полон неожиданностей и поисков нового, такого у аутистов быть не может вообще. Если, конечно, болезнь выражена. Потому и творить они не способны, если и впрямь больны, а не выпендриваются, не изображают безумцев, дабы привлечь к себе внимание. В мире шизофреников ничего не найдешь, все опустошено болезнью, все нелепо, неорганизованно, хаотично, непродуктивно. Завидовать такому может лишь ненормальный или играющий в него.

- Но есть же у аутистов что-то положительное?

- Нет ничего, что порождается эмоциями: нет ревности, собственности, зависти, стремления обогнать, сделать лучше, чтобы заслужить похвалу. Все это им глубоко чуждо. При патологии шизофренического типа  это обязательная черта, тут все разрушено либо недоразвито. Ничего хорошего у безумца быть не может.

- А Василий Блаженный?

- Когда еще не было психиатрии, пока люди пребывали в примитивном состоянии, ничего не знали, всего боялись, обожествляли все необычное, то на Руси почитали некоторых душевнобольных, называя их юродивыми, т.е. принявших маску уродов. Они не приняли маску, а были таковыми, т.е. уродами. Ну а когда Россия стала взрослеть, хоть в чем-то догонять Запад с его мощным католицизмом и протестантством, безумцев стали отправлять в сумасшедшие дома. Это началось с титанической деятельности Петра, кнутом и секирой заставившим Россию отрешаться от дикости и...