ГОЛАЯ ПРАВДА

Михаил Буянов, 2012

М: Издательство Российского общества медиков-литераторов, 2012, стр. 208

Книга продолжает и в чем-то завершает размышления автора о раннем детском аутизме (РДА) и схожих расстройствах главным образом детского возраста. Как и во всех его работах, много примеров из практики и наблюдений исторического, политического, географического содержания. Книга предназначена в первую очередь родителям пациентов с тяжкими психоневрологическими отклонениями.

                                                     И  я шел нескончаемым адом,
                                                           Телом раб, а душой господин,
                                                     И хотя были тысячи рядом,
                                                     Я всегда оставался один.
                                                                         Семен Липкин, 1957

ЖИЗНЬ ПРОЙДЯ

Сколько б не было тебе лет, но прожив хоть сколько, ты начинаешь ощущать, а точнее понимать, что жизнь в любую минуту может закончиться: и авиакатастрофа, и болезни, и стихийные бедствия, и нападения хулигана, и пребывание в полицейских застенках, ну а о всякой ерунде – только на первый взгляд ерунде – и не говорю. Сколько бы не длилась твоя жизнь, она все равно имеет конец, и, к сожалению, очень скорый.

Я грущу не об этом, а о том, что за отведенные мне годы не все сделал, что мог, не повлиял на то, на что способен был повлиять, не помог, когда мог бы помочь, - в общем, душа болит о несделанном. Но не для того, чтобы хныкать и сетовать на судьбу, а чтобы, пока жив, наверстать упущенное, сделать неначатое и незавершенное, исправить искривленное, улыбнуться, когда на душе кошки скребут.

Человек всегда один, особенно оставаясь наедине с собой. Ему и не надо слишком уж раскрывать душу, всех в нее пускать и самому лезть в чужое. Собственное пространство должно быть у каждого, а в нем ты – единственный хозяин, единственный жилец, единственный судья.

В начале октября 2011 года дожидался в копенгагенском аэропорту своего самолета в США. Пассажиры были, как и везде, разные. Много инвалидов – в западном мире уход за ними по-ставлен так, как в буржуйской России и не снилось. В числе этих несчастных был парализованный старик с искривленной шеей и безумными глазами. Казалось, все в нем разрушено, он развалина, а не человек.

Вдруг он увидел меня. Тут надо сказать вот что: пациенты из тысяч людей выделяют врачей, чувствуют их присутствие, особенно давние больные, настрадавшиеся. Меня тоже почти всегда выделяют из толпы. Хотя у меня несколько профессий, одну – врачебную – сразу же чувствовали. Особенно лица с нарушениями психики: я же психиатр, уже полвека занимающийся этими бедолагами. Этот больной вытаращил глаза, головой стал показывать в мою сторону – все остальные возможности куда-то показывать были у него на нуле, это  называется тетрапаралич, когда не действуют все конечности, но у него не работали заодно и позвоночник и шея – в общем, все.

Сопровождающая его женщина – как потом выяснилось, жена – пыталась понять, что хочет больной и вскоре подсознательно прочитала его желание: жены всегда улавливают то, что другим неведомо. Он что-то хотел от меня. Она подвезла его ко мне поближе и по-французски стала выяснять, что ему надо. Тот умоляюще смотрел на нее, но еще более умоляюще на меня, в его глазах была только мольба: помогите мне!

Видно, скоро должна быть посадка на его самолет, женщина его увезла, мы толком не успели говорить, но в моей душе остался его взгляд: помогите мне!

В своей жизни я многим помогал, у психиатра даже слова являются делом. Но в основном действовал лекарствами, внушением и другими сугубо медицинскими приемами. Жалеть и по-такать что больным, что здоровым я не рожден. Всегда требовал, что, конечно, можно требовать, всегда мобилизую пациента на борьбу за здоровье. И моя требовательность, директивность, внешне порой суровая терапия почти всегда помогают. Но не всем. Расслабленным, туповатым, ленивым, склонным к бесплодным мечтаниям меньше – а это в основном инфантильные под-ростки и живущие в мире любовных иллюзий разведенные женщины.

Что было с этим пациентом, не знаю, могу лишь догадываться, но четко видел, как он рвался ко мне, как искал помощи, как надеялся, что абсолютно незнакомый ему иностранец чем-то по-может.

Все люди ищут помощи. И когда пришла беда и самому трудно справиться, и когда запутался, растерялся, надо, чтобы кто-то прочистил мозги, вывел на большую дорогу, внушил бодрость и стремление к победе, и по всяким другим причинам и поводам, коих не счесть: вариантов людских страданий миллион, но и способов помочь тоже хватает. Не все врач знает, но все применяет, к тому же искусство врача зависит не столько от приемов, сколько от того, как они используются: в руках творческого и смелого специалиста тот или иной прием будет работать хорошо, а в руках другого может даже принести вред. Мало знать, как лечить, это можно выучить и на экзамене даже получить пятерку; важно использовать это к месту, ко времени, так, как надо для дела, для конкретного пациента. А этому учишься всю жизнь, сколько бы не прожил.
Все люди разные, течение жизни у всех тоже неодинаковое. Я изучаю человечество, исследуя себя, мои самонаблюдения да-ют мне много оснований так или иначе думать обо всем чело-вечестве или о его больших группах. Заодно, конечно, наблюдаю и за другими людьми. Возможно, что никто из психиатров за всю историю человечества так много не поездил, так много не писал, так много не общался с разными людьми – не только с пациентами и так называемой художественной интеллигенцией, падкой на все необычное.

С возрастом мне все больше и больше хочется правды, сущности, сердцевины, все наносное, туманное, двусмысленное, неопределенное мне давно уже не нравится, с этим даже не хочется сталкиваться. Символом же невнятности и расплывчатости является искусство – в этом его специфика, оно должно максимально влиять на настроения, а не мысли большого числа людей, иначе оно не искусство.

Искусство вытекает из нашей биологической сущности, но у людей превращается в нечто утонченное, изысканное. Впрочем, при господстве капиталистов тонкость никому не нужна, нужен мат, голые задницы и примитивные звуки.

Когда наши предшественники по эволюции тянутся друг к другу ради продолжения рода, самцы всяко-разно завлекают самку, дабы отдалась именно ему: так продлится его род. Потому самцы издают призывные звуки, распускают хвост, показывают силушку и молодечество, а для того без конца дерутся с другими самцами. Охмурил самку, оплодотворил ее и отвалил: она потом и не вспомнит от кого понесла: звери ведь, хотя такое и у людей сплошь и рядом.

Людям же не очень-то хочется драться из-за женщин и выхваляться перед ними, хотя все войны, все дуэли, все бытовые ссоры из-за женщин. Одних больших поэтов, погибших из-за самок, наберется с десяток.

У людей роль профессиональных завлекателей играют люди искусства: они поют получше соловьев, одеваются похлеще павлинов, врут увлекательнее любого. Те, к кому обращено их ис-кусство, восторженно принимают его.

Искусство не может твориться для всех в равной степени, хотя и стремится к этому. А чтобы его принимали больше людей и тогда артист заработает побольше, надо, чтобы оно вызывало отклик у многих. Конечно, в первую очередь речь идет о молодых – им нужны страсти, а они в 99% только гормональные. Потому в основном искусство, в первую очередь музыкальное, обра-щено к женщинам. Не потому, что они дуры набитые, а оттого, что не такие, как мужчины.

Мужчина хочет конкретную женщину или конкретных женщин, ему подавай реальность, определенность. Это только в 15 лет ему интересны туманные образы, лишенные плотской прив-лекательности, подросток любит образ женщины, идеал, а не конкретную женщину. Чуть  повзрослев, он становится конкретным, четким, ему нужны реальные женщины. Сколько он будет их иметь за свою жизнь, это вопрос номер два, главное, что они конкретные.

Женщина же редко в своих любовных переживаниях выходит за пределы идеала, ей нужен образ прекрасного принца, а не сам принц. Тем более что с годами она убеждается, что вместо принца прихватила вечно пьяного самца, который слова ласкового не скажет. И она уходит в мир мечтаний. А тут как тут подходит артист: он поет ей, он нее жалеет, лечит ей душу, мечтающую о принце, он успокаивает ее, говорит красивые слова, этот дамский угодник согревает женщину, т.е. становится для нее психотерапевтом, ведь психотерапия это очень широкое понятие, не обяза-тельно медицинское; педагогическая, психологическая или инженерная психотерапия могут быть частью науки и частью быта.

Обычно певец исполняет песенки ни о чем, текст их убог,  рассчитан на малообразованных, лишенных эстетических представлений. Тут нечего напевать, выходишь из зала и нечего вспомнить, кроме общей доброжелательной, ласкательной атмосферы, переполненной половыми запахами и будоражащими воображение ароматами.

Женщины и мужчины вырабатывают паховыми и подмышечными железами особые вещества, притягивающие к себе противоположный пол. Когда им говорят о бесконечной любви, ни-чего не требующей взамен, даже хорошо приготовленного бор-ща или свежевыстиранной сорочки, этих веществ вырабатывается  все больше, они переполняют концертный зал, влияют на слу-шательниц, они впадают в любовное томление, а из-за этого еще больше подсознательно откликаются на мелодии певца, особенно ежели у исполнителя подходящая внешность, он играет роль податливого мужика, с которым делай, что хочешь, а хочется лишь совокупления и особенно подготовки к нему. Если у мужчины мужественная внешность и таким не поуправляешь, жен-щины меньше впадают в гормональный экстаз, им нужны подкаблучники, с которыми можно делать все, что хочешь – даже если только в мечтах, на концерте.

Эмоции рождают повышенную внушаемость, взаимную индукцию: побыли люди вместе час-два, заражают и заряжают друг друга, подражают соседям, беснуются до одурения, впадают в экстаз – таких и в сумасшедшем доме редко встретишь. Когда же такие в театре или на стадионе, считается нормальным.

Женщина всегда собственница, ей полигамия ни к чему, это мужики полигамны, стремятся осеменить как больше самок. Потому певец должен петь так, словно исполняет для каждой в от-дельности: мол, я только для тебя пою, я только тебе поклоняюсь, только тебе обещаю вечную любовь, только тебе достану Луну с неба. Тем самым артист возвышает слушательницу в ее собственных глазах, а ей только это и надо.

Искусство обращается не к разуму, а к чувствам. С разумом у большинства не густо, а чувства есть у всех – кроме покойников и дефектных аутистов.

К тому же играет роль и мода на певца, а она создается рекламой и СМИ. Мода, конечно, преходяща, больше года-двух не тянется, но за это время певец зарабатывает денег на всю жизнь. И возможности потом похвастаться, как его любит народ. Не весь народ, конечно, а разведенки, старые девы, неудачницы, разочарованные, а такими хоть неделю за всю жизнь бывают все.

В начале концерта призывы певца доходят не до всех, но постепенно атмосфера в зале меняется, гормональные переживания все неудержимей рвутся наружу и к концу концерта они уже не знают границ.

Это как со студенческой вечеринкой: вначале еще не выпили, говорят на умные темы, потом пригляделись друг к другу, алкоголь уже действует, гормональные запахи все сильнее и к концу вечеринки думаешь лишь об одном – с кем пойдешь и где ее трахнешь, потом мысли вообще лишь о помещении, где можно заняться любовным спортом.

Надо ли осуждать артистов за то, что вводят массы  в любовные иллюзии? Нет, конечно. Надо только женщинам не быть простушками, не позволять выдуривать из них деньги и не пребывать в любовном угаре вне концертного зала: все хорошо в меру и к месту. То, что артист самоутверждается за счет женщины, ну и пусть, ежели ему так хочется, и он не имеет ничего другого, где можно было бы заработать авторитет.

Беда не в этом: буржуазия опускает людей, она говорит, что они только животные и женщины должны уподобляться безмозглым птичкам или коровам, коих совращают соскучившиеся по совокуплению самцы. Потому искусство буржуазной России это падение по сравнению с искусством Советского Союза. Там была другая психотерапия – возвышающая, бодрая, человечья, а не гормональная.

Я выпустил более сотни книг, все они правда. Часто неприятная, резкая, обижающая. Правда всегда такова. Это не песенки для разведенных дамочек, разочаровавшихся в мужчинах и пускающихся на поиски идеала. Ничего они не найдут, лишь время потратят да много денег выпотрошат из них сеятели любовных иллюзий.

Мои книги это правда. Такая, какой ее вижу. Кто видит другую правду, сам об этом напишет. Я с ними тягаться не хочу. И всем угождать - никогда не угождал. Я, слава Богу, независимый человек; и от меня ничего не зависит, и я ни от кого. Потому могу писать то, что считаю важным и нужным.

Я не искусство,  а жизнь. Такая, как есть.

ИСТОРИЯ ЧЕЛОВЕЧЕСТВА – ИСТОРИЯ ВЫЗДОРОВЛЕНИЯ

Те, кто внимательно читали мои книги, наверняка поняли или на худой конец почувствовали, что автор постепенно подводит к мысли, которую сейчас изложу максимально точно: история че-ловечества это история медленного, хотя иногда и с рывками, освобождения от всех тех явлений, которые потом, по мере развития цивилизации, стали именоваться патологическими. Начинали мы как ненормальные с сегодняшней точки зрения, прошли длиннющий путь самоизлечения и сейчас вроде бы выздоровели. Правда, не окончательно, есть еще много проявлений постпро-цессуального дефекта главным образом в эмоционально-волевой и моральной сфере. Мы уже не сумасшедшие, но еще не полностью гармоничные, да и когда станем, неясно, если, конечно, ког-да-то станем…

С О Д Е Р Ж А Н И Е

ЖИЗНЬ  ПРОЙДЯ     3
ИСТОРИЯ  ЧЕЛОВЕЧЕСТВА –
ИСТОРИЯ  ВЫЗДОРОВЛЕНИЯ      9
КТО  УЧИТ  УРОКИ,  А  КТО  НЕТ            19
ВЕЧНОЕ  ДВИЖЕНИЕ         30
В  ЛЕЧЕНИИ  НЕТ  ШАБЛОНОВ   37
КЛИМАТ  В  ОБЩЕСТВЕ                    
И  В  ДУШЕ   47
В  ПРЕДЕЛАХ  ВОЗМОЖНОГО      55
НАДО  ЛИ  БОЯТЬСЯ  СМЕРТИ?   62
ЕСЛИ  ПРИНЦИПЫ  ВАЖНЕЕ ЗДОРОВЬЯ.  
И  ЖИЗНИ     75
ЧУЖИЕ  ПИСЬМА    83
ЭТО НАША СУДЬБА           88
РАЗБИТАЯ  ЖИЗНЬ 95
ВСТРЕЧИ  В  АРЛАНДЕ      102
МОЕ  СОКРОВИЩЕ 110
ПАПУАСЫ    121
ДЛЯ  ПОБЕДЫ  НАДО 
ПОВЕРИТЬ  В СВОИ  СИЛЫ          129
ЭТО  Я            137
КОГДА  ЧТО  КОМУ  ПРИНИМАТЬ          148
ТРЕТИЙ  ПОЛ           153
ПРИВЕТ,  ЙОГНУТЫЕ!       161
НЕ  ХОДИТЕ  К ПСИХОАНАЛИТИКАМ  167
ИСКУССТВО  И  БАНДИТЫ           173
РАЗНАЯ  СКОРОСТЬ  БЫТИЯ        181
ЧТОБЫ  ВЕЛОСИПЕД  ЕХАЛ,     
КРУТИ ПЕДАЛИ       189
ОКОНЧАНИЕ  НЕ  КОНЕЦ 197  


МИХАИЛ ИВАНОВИЧ БУЯНОВ
ГОЛАЯ ПРАВДА
         

        БУЯНОВ М.И., Голая правда. М: Издательство Российского общества медиков-литераторов, 2012, стр. 208

              Книга продолжает и в чем-то завершает размышления автора о раннем детском аутизме (РДА) и схожих расстрой-ствах главным образом детского возраста. Как и во всех его работах, много примеров из практики и наблюдений исто-рического, политического, географического содержания. Книга предназначена в первую очередь родителям пациен-тов с тяжкими психоневрологическими отклонениями.

       Набор С.И. Высоцкой                 ©  Буянов Михаил Иванович, 2012


Сдано в набор 28.05.2012 г. Подписано в печать  05.06.2012 г. Тираж 100 экз. Заказ № 12, Формат 62 х 84  1\16.   Условно-издательских  листов 13,0 + 1,25 илл.  


       Издательство Российского общества медиков-литераторов
109280, Москва, Второй Автозаводской проезд, дом 4\5,
Медицинский центр
тел. 8-495-675-45-67,    8-499-158-13-28
www.m-buyanov.ru; http://www.mospsy.ru/ buyanov1021@mail.ru
e-mail – sofja77@rambler.ru
_______________________________________________________

Отпечатано  в ООО  «Аналитик»,
Москва, Ленинградское шоссе, дом 18